Незабываемый отпуск

29 Авг

Вам предстоят дела, а вы хотите в отпуск, ничего проще, ваш разум войдет в волшебный мир грез, пока ваше тело будет делать то, что должно… но учтите цену придется платить немалую…

Не знаю, хочу ли я, чтобы открылась дверь или нет. Скорее всего, хочу.

Но что я скажу? Пока не знаю…

Ладно, придумаю что сказать, все равно мне идти больше некуда.

Что ж за зуд такой, а… Кажется, на нервной почве, чешется еще сильнее.

Так, глубокий вдох. Главное успокоиться. Вадим, держи себя в руках!

Кнопка звонка – холодная, далекая, чужая. Она же не кусается. И куда подевалась вся смелость? Так, будь мужчиной! Отвечай за свои поступки! Вот только какие из моих поступков «мои»? Ничего, сейчас разберемся.

Соловьиная трель прошлась эхом по каждой комнате знакомой мне квартиры, где живет Настя. Хорошо, что у них нет глазка, иначе б она не открыла.

– Настя, открой двери, у меня руки грязные! – донесся голос Настиного отца.

– Минутку!

Да что ж такое с моим сердцем! Ты хоть работаешь там? А… работаешь. Помедленней только, помедленней…

Дверь резко отворилась. Насте хватило доли секунды, чтобы опознать меня и попытаться захлопнуть дверь. Моя нога вовремя попала в проем, и где-то в кожаных туфлях я почувствовал, как хрустнула ступня. Настя была на меня очень сердита, я это понимал.

– Что ты тут делаешь? – прошипела она.

– Настёна…

– Не называй меня так! – ох, если б у нее под рукой оказалось что-то тяжелое, то гипс накладывали бы мне и на голову.

– Мне надо с тобой поговорить…

– Нам не о чем разговаривать!

– Настя, кто там? – Сергей Николаевич, похоже, опять перебирал стартер на балконе.

– Никто!

От ее крика у меня зазвенело в ушах. Ей просто надо дать пару минут успокоится. Хотя я бы вряд ли успокоился… Этот ужасный зуд!

– Настя, я понимаю, что ты на меня сердишься…

– Какой ты у нас понятливый, оказывается, – новый натиск обрушился на мою и без того горевшую ступню.

– Мне надо поговорить с твоим отцом.

– Что? Твое счастье, я ему еще ничего не рассказывала.

– Настя, он же может снимать проклятье?!

Она хотела что-то сказать, но моя фраза ее выбила из колеи, и взгляд изменился.

– В смысле?

– Настя, я думаю, что меня прокляли, сглазили… ну не знаю, заколдовали одним словом. Твой папа может снять с меня сглаз? – Тело так и зудело. Это ж надо было такую болячку подхватить.

Она, похоже, мне не верила.

– Он священник, а не бабка-шептуха…

– Священник мне, похоже, как раз и нужен. – Да, бабок с меня хватит с головой.

– О, Вадим! – отец Насти, заметил меня по пути в ванную, – Чего стоим на пороге? Проходи!

– Он спешит! – отрезала Настя.

– Да ладно, – отец улыбнулся и аккуратно отодвинул локтем дочь, давая мне пройти. – И мы с твоей матерью, бывало, ссорились, и ничего, живы же до сих пор. Хотя вам сейчас дуться некогда. В субботу свадьба, а у нас…

– Не будет никакой свадьбы! – со слезами выпалила Настя.

Лицо Настиного отца в миг помрачнело, и он вопросительно посмотрел на нас, ожидая объяснений.

– Сергей Николаевич, мне помощь ваша нужна!

Настин отец вымыл руки, налил по чашке холодного кваса, и мы расположились на кухне на том самом мягком уголке, что собирали пару дней назад… хотя нет это было раньше. Настя тоже пришла к нам и, демонстративно сложив руки на груди, оперлась о подоконник, ожидая моих оправданий.

– Вообще-то я пришел не оправдываться…

– А стоило бы…

Эту Настину реплику Сергей Николаевич пресек строгим взглядом.

– Нет, она права, – я не находил нужных слов, во рту пересыхало, а холодный квас, казалось, только ухудшал мои речевые способности. Хорошо, что чашка из тяжелой керамики не лопнет в ладонях.

– Может, ты хочешь поговорить наедине? – даже сейчас будущий тесть был внимателен и спокоен.

– Нет! Нет. Я хочу, чтобы Настя знала все… Я и так скрывал слишком много.

– Что ж…

Я сделал еще один глубокий вдох и начал рассказывать по порядку.

Началось все это года три назад.

Казалось, в моей жизни не было ничего такого, что могло омрачить мое беззаботное существование. Родительских денег вполне хватало не только на обучение и аренду комнаты возле колледжа, а еще и на то, чтобы проводить веселый досуг. Навыков программиста у меня уже было достаточно, чтобы заработать на подержанную Хонду, отличный ноутбук и большой телевизор. Говорить о том, что я тратил денег на одежду больше моих сокурсников, означало промолчать вовсе.

Дни летели, сменяя один другой, да так быстро, что я и не заметил, как оказался на пятом курсе. После летних каникул мы решили устроить небольшой праздник у моего друга на даче. Все было спланировано до мелочей. Продукты закуплены, фильмы переписаны, лучшие девочки приглашены.

– Этим летом колледж перенёс огромные финансовые проблемы – бубнил декан, собрав всех студентов в актовый зал. – Уже сегодня вам бы пришлось искать новое место для учебы, но, благодаря помощи Пыхова Василия Ивановича, колледж остался на плаву. Мы же в знак благодарности предложили свою помощь в сборе урожая на его полях.

Гул недовольства поплыл по рядам, стихая где-то в коридорах.

– Ничего плохого в этом нет. Ваши родители, наверное, помнят то замечательное время, когда мы будучи студентами помогали государству.

В общем, с четверга по воскресенье, нас должны были вывезти в какой-то забытый колхоз. Программистов и в поле! Ну, я понимаю, отправили бы первокурсников, а тут всех, включая деканат и преподавателей. Ультиматум был жесток: «кто из студентов не явится на уборку, будет завален на выпускных экзаменах».

По двум предметам я был ас, и меня завалить просто невозможно, а вот остальные… В общем, над колледжем повисла депрессия. Ехать никто не хотел, и отказаться никто не мог.

В тот самый вечер я и заметил в одной бульварной газетенке:

«Незабываемые отпуск.

Вам предстоит работа, которую вы не хотите делать. Вам нужно быть там, где вам оказаться противно. Устройте отпуск своим мыслям и своему разуму. Медиум Вера, поможет вам увидеть другой мир и добавит краски в вашу суетную жизнь! Получив дар от великой Кунги, Вера прошла школу гипноза у самого Вензевила. За ее плечами практика за рубежом и сотни счастливых клиентов. Все, что вам нужно, это позвонить и назначить встречу. Работает система скидок для новых и постоянных клиентов».

Бред. Никогда не верил в этих шарлатанов. Медиумы, гипнотизеры, экстрасенсы, что машут «граблями» по телевизору, заряжая все от воды до водки… Бред и только.

Мобилка под ламбаду принялась «выдергиваться» на журнальном столике.

– Вадим! Ну что, все готово?

– Все накрылось, – промямлил я другу.

– Как это?

– А вот так! На поля нас отправляют, иначе подрежут на экзаменах… Ты сам знаешь, я вышку не вытяну…

– Плохо… плохо… – голос Игорька был разбит, но я догадался, что он что-то замышляет.

– Говори что там еще.

– Может, тачку нам свою дашь? Девчонки все-таки будут, не повезу же я их на папика шестерке.

– Ладно, черти, только не угрохайте мне ее…

– Вадик, ты меня обижаешь, – ликовал друг, – Ты давай это… не кисни, мысленно мы с тобой.

– Угу, хотел бы я быть мысленно с вами… Ладно, заезжай завтра после третьей пары, отдам ключи.

– Не вопрос! До встречи!

Эх… «Мысленно с вами»…

Глаза снова упали на рекламу в газетке.

Дверь мне открыла симпатичная женщина лет тридцати. В сером брючном костюме. Стройна, темноволоса, большие карие глаза, узкие полоски губ, азиатские черты лица.

– Проходите, Вадик, не бойтесь!

В прихожей была еще одна женщина. Постарше и видом посолидней директрисы, жившей со мной по соседству.

– Вера, да я за вас молиться буду… Свечки всем святым поставлю…

– Ладно вам милочка. Подумаешь, дело-то пустяковое.

Женщина схватила руку медиума и принялась целовать ей пальцы.

– Да полно вам, Зинаида Михайловна… Полно… Ступайте домой, по родным небось соскучились.

Женщина словно очнулась, отпустила руку чародейки, достала платок, утерла слезы и попятилась к дверям. Заметив меня, женщина умиленно улыбнулась, мол «молодец, что пришел. Она тебе непременно поможет».

Вера указала мне рукой в гостиную, откуда пахло чадящими индийскими палочками и доносился легкий шелест деревянных трубочек, а сама пошла провожать клиентку.

Странно, если она такой известный медиум, то почему живет в двухкомнатной «хрущевке» на окраине города? Может, это только ее офис? Хотя нет, с кухни виднелись кастрюльки и чайник. Приоткрытая кладовка с консервацией от соленья до варенья. Закрытая комната скорей всего спальня. Похоже, она тут живет. Я подошел к зеркалу, поправляя коротко стриженный полубокс.

Зеркало было начищено до блеска, так что солнечные лучи, преломляясь, отбрасывали за моей спиной ярко желтое пятно.

Глаза мои, уставшие от гулянок и бессонных ночей за монитором, были уже не синие, а какие-то блекло-голубые, с красной сеточкой лопнувших сосудов. Благо хоть побриться успел…

Тень обрюзглой низкорослой старухи, с двойным подбородком и жуткой бородавкой на носу, мелькнула в желтом пятне солнечного света. Я обернулся. Никого… Может быть, мать Веры? Скорее бабушка.

– Ну что, Вадим, – голос Веры, прозвучавший за моей спиной, дрожью отозвался во всем теле.

– Но как…

– Можете обращаться ко мне просто «Вера». Проходите, присаживайтесь.

Я сел в глубокое кресло, стоявшее посреди огромной гостиной. Вокруг меня горели свечи, от них же и был запах, хотя шелест издавали именно бамбуковые трубочки, рядками увешанные вдоль стены. Окна были плотно закрыты, а пол расчерчен мелом.

Ну и театр, могут жути нагнать! Мысль о том, что это все правда, я принимать не хотел.

– Так что вас привело ко мне, Вадим?

– Простите, может это не мое дело… а что с той женщиной?

– А, Зинаида Михайловна, – Вера достала длинную папироску и прикурила ее от одной из свечей. – Ее тело съедал рак. Боли были невыносимые, а до операции ждать месяц. Вот она и ушла в отпуск. Ее сознание было там, где нет боли или проблем. Тело ее жило, разум функционировал, она продолжала общаться с семьей, ходить на работу… Никто даже не заметил, что Зинаида Михайловна в отпуске.

– А где она была? – я все еще старался иронизировать, хотя Вера была очень серьезна.

– Простите, этого я сказать не могу. Тайна клиентов это моя тайна. Вы ж не захотите, чтобы я завтра всем рассказывала о том, где вы развлекаетесь, в то время как тело работает.

– Как же я вернусь из отпуска?

– Все очень просто. Ваше тело придет сюда в назначенный нами день, и вы вернетесь к прежней жизни.

– Звучит заманчиво…

– Конечно. Многие даже не желают возвращаться… Вот и приходится их потом вытаскивать силой, – на этот раз ведьма улыбнулась, обнажая белые зубы.

В комнату вальяжно вошел черный кот.

– Витька, иди на кухню, я с тобой потом разберусь.

Витька окинул нас надменным взглядом и, виляя пушистым задом, поплелся в сторону кухни.

– Ну, так что, Вадик, вы готовы?

– Вроде да, – уселся я поудобней.

– Для начала небольшой контракт, – она протянула мне кипу бумаг, которых читать можно год.

– Вы что, смеетесь? Я это подписывать не буду!

Мало ли, что там написано. Вот и будет отпуск, когда переведу в ее собственность все, что у меня есть.

– А его подписывать не надо… хватит капли крови.

Я рассмеялся.

– Ужастиков вы насмотрелись. Неужели вы думаете, что я купился на вашу Зинаиду и кота ученого… вы каждому баки так забиваете? Капля крови… У-у-у-у… Тоже мне ведьма!

– Угу, а еще я за один день отпуска с человека по тысяче долларов беру, – Вера открыла сундук, стоящий возле ее кресла, и он оказался полон валюты.

– Газетные бумажки! – я встал с кресла, и по пути к выходу бросил контракт под ноги шарлатанке.

– Вам видней. Езжайте на свои полевые работы, развлекайтесь с кабачками, это ж намного интересней, чем поиграть с мошенницей.

Я так и замер.

– Откуда вы знаете про поездку?

– Чисто шарлатанский трюк, – съязвила ведьма.

Я медленно опустился на колени, поднимая с пола контракт. Вера смотрела на меня немигающим взглядом.

Скрепка, держащая кипу бумаг, была заточена острее лезвия. Легкое прикосновение, и на пальце вздулась капля крови.

– Где? – спросил я, все еще стоя на коленях.

– Все равно, – безразлично произнесла она.

Резким движением я вытер кровь о титульный лист контракта, и комната вздрогнула. Пол пошатнулся и начал оседать. Свечи вспыхнули подобно жаровням, а бамбуковые трубочки затарахтели от безумного ветра, ворвавшегося сквозь плотные черные шторы.

Кресло, в котором сидела ведьма, взлетело к потолку, а меловые знаки зажглись неоновыми огнями. Ведьма взглядом подхватила одну из книг, и принялась читать заклятия. Ветер был все сильнее, но свечи не тухли. Одежда Веры трепыхалась словно живая, а волосы извивались подобно змеям.

– Выходи на свободу! – закричала она, протягивая мне руку.

Не думая уже ни о чем, я схватил ее ладонь и почувствовал, как нечеловеческая сила выдернула меня из прежнего мира.

Я стоял у того самого загородного домика, где проводили выходные. Вера была рядом.

– Ну что?

Я ущипнул себя за руку… Больно!

– Как это возможно? – я не мог в это поверить.

– Все может быть возможно, милый мальчик. Это твой разум делает мир реальным.

Я чувствовал запах леса, я видел заходящее солнце, я знал, что тут мне хорошо и спокойно.

– Может, ты хочешь вернуться? – игриво спросила медиум.

– Нет… Так сколько я тебе должен?

– Как я и говорила, новым клиентам скидка… За эти четыре дня мне хватит и тысячи.

– Договорились! – обрадовался я. – Как только вернусь из отпуска…

– Твое тело уже заплатило. Не волнуйся. Отдыхай.

Я хотел что-то спросить, но Вера растворилась мутным пятном и пропала.

Щелчок!

Я сидел все в том же кресле, и жирный кот внимательно изучал мое лицо.

– Витька, пошел вон, я сказала! – крикнула Вера, и кот нехотя сполз с моих колен – Ну как прошел отпуск?

Возвращение оказалось почти незаметным. Мы ели шашлыки, красивые девчонки справа и слева угощали меня сочными грушами. Игорек играл мою любимую песню на гитаре, а у озера раздавались пьяные визги остальной братии, что приехала отметить начавшийся учебный год. Мутное пятно, ставшее Верой. «Тебе пора». Щелк! И я снова тут.

– Вроде неплохо, – я стал ощупывать себя. Странно, я сидел в другой одежде. От меня пахло грязью и потом, а еще щека покрылась щетинкой.

– Похоже, твоё тело не успело еще покупаться и прийти в себя после трудовых деньков, так что поезжай домой…

Странно, тело просто ломило от усталости. Должна болеть голова от выпитого спиртного, и должна ощущаться легкая истома от занятий любовью, но тело было выжато полевыми работами…

– Спасибо, – все, что смог я выдавить.

– Да ладно! Заезжай еще…

Нет уж, пожалуй, хватит.

Целую неделю я пытался прийти в себя. Все было не так. Хонду мою Игорь испачкал, как внутри, так и снаружи. Я вымывал ее полдня, чтобы можно было снова сесть за руль и сказать: «да, это моя машина». Но хуже обстояло дело со мной самим. Словно я свое тело тоже отдавал напрокат, его измучили, испачкали и вымотали… одним словом, использовали.

Обидней всего, что ребята, с которыми я был в «отпуске», на самом деле отдыхали без меня. Хотя кто знает, может, если бы я поехал с ними, мне не было бы так хорошо…

Сокурсники говорили, что я был передовик производства, работал за троих, и декан лично объявил благодарность, дав обещание подтянуть мою высшую математику.

Что сделано, то сделано. Но больше я к Вере ни ногой!

Полтора года назад, чтобы попасть в нашу компанию, мне предстояло написать ужасно сложную программу для дизайна «на лету». Я знал, что могу это сделать, но это часов восемьдесят беспрерывной работы за компьютером. В это же время появилась пара «шабашек» тысяч на сто. Упустить я этого шанса не мог, но был уже на пределе…

Я долго рылся в старых газетах, пытаясь найти злополучный телефон медиума. После решил просто поехать без предварительного звонка.

Вера встретила меня приветливо.

– Вадим, очень рада вас видеть. Как жизнь?

– Ничего хорошего…

– Проходите! Не стойте на пороге, – и снова она жестом указала в залу. – А что ж стряслось?

– Работа, работа и еще раз работа!

– Вам определенно пора в отпуск, – и снова она закурила свою папироску.

На дым из-за кресла выполз кот, внимательно глянул на меня, словно пытался вспомнить… Еле заметно кивнул и, мурча что-то под нос, поплелся на кухню.

– Иногда я не перевариваю его… Лучше бы завела летучую мышь!

Снова странный озноб начал пробирать меня.

– На сколько на этот раз?

– Десять дней, но я вас прошу, если возможно, пусть мое тело никуда не выходит. Пусть занимается работой, которая есть, и не позволяйте ему делать вольностей.

– Как скажете, – Вера затушила сигарку, и достала из ящичка наш контракт. – Могу я вас попросить поставить еще один знак?

Странно, я раньше даже и не обращал внимания, оказывается, на пальце на месте пореза остался маленький шрам.

– Шрамы украшают мужчин, – Вера словно знала, о чем я подумал.

– Одним меньше, одним больше…

Я полоснул скрепкой указательный палец другой руки и оставил еще один кровавый след на кипе бумаг.

На комнату упало лето. Мы оказались на необитаемом острове. Впрочем, нет, остров был обитаем симпатичными девчонками в бикини, холодильником с пивом и барной стойкой.

– Дискотека тут всю ночь. Температура воды двадцать три градуса. Наслаждайся, – Вера ущипнула меня за щёку и расплылась миражом.

Дикие десять дней. Ни в одном своем смелом сне я не мог такого представить. Это было больше чем отпуск на острове. Это был мой собственный рай. Я теперь понимал, о чем говорила Вера. Я не хотел возвращаться из отпуска! А вот возьму и не вернусь.

Сила, у нее есть сила, так что она вытащит меня как крысенка, и пока я не заплачу ей, не отстанет. Хотя деньги, похоже, Вере не нужны, иначе она могла бы заставить мое тело отдать все, что у меня есть. Нет, ей нужна моя кровь. Да хоть литр пусть забирает, лишь бы не возвращаться из этого мира. Пусть люди где-то там мучаются и страдают. Пусть моё тело бегает, судорожно пытаясь выкрутится в тяжелом мире. Я в отпуске. В лучшем отпуске, который только может быть…

«Пора обратно!»

Щелк.

Вера томно смотрела куда-то сквозь меня, довольно поглаживая за ухом Витьку.

– Как прошел отпуск?

– Еще не знаю, – с улыбкой ответил я.

– Мне кажется, ваше тело выполнило поставленные задачи, так что, Вадик, думаю, жизнь у вас теперь станет лучше.

– Надеюсь, что так.

Я поднялся резко, желая быстрее вернуться домой, чтобы посмотреть программы, написанные мною… точнее моим телом.

В глазах поплыло, ноги подкосились, и я упал в кресло.

– Что со мной?

– Ничего страшного, – Вера помогла мне подняться. – Думаю, типичное переутомление. Тело за это время спало всего часов десять, не больше, да и кушало мало, так как из дома выходить вы запретили. Хотите, я могу вызвать такси?

Я зло посмотрел на ведьму. Она чему-то злобно улыбалась.

– Нет уж, я как-нибудь сам.

На выходе я глянул все в то же до блеска начищенное зеркало и ужаснулся своему отражению. Это была пародия на меня. Опавшие щеки, синяки под глазами…. Изо рта пахло пустым желудком и нечищеными зубами. Да и одежда была на мне та же. Надеюсь, тело хоть в туалет ходило?

– Осторожней на ступенях, – крикнула мне в след Вера.

– Ведьма!

– До новой встречи, Вадичка! – медиум залилась истерическим смехом.

На этот раз прийти в себя мне не удавалось ужасно долго. Потребовалось несколько месяцев, чтобы понять, где реальный мир, а где мое воображение. Деньги тело заработало и в компанию устроилось. Благо, что на первое интервью я пошел сам, немного отоспавшись и отъевшись, иначе бы выперли меня оттуда быстрей, чем я успел что-то сказать.

Еще мне помогла вернуться к жизни Настя. Ее стол находился рядом с моим, и разделяла нас лишь перегородка. Знакомы мы были еще со школы, но тогда она являлась всего лишь одной из учениц параллельного класса.

Не знаю, что она разглядела во мне. Может, испытывала жалость, а может, влюбилась ещё со школы? Общаться с ней мне было легко. Она быстро ввела меня в курс дела. Познакомила с коллективом. Да и потом, у нее просто талант замечать мои ошибки. Я мог часами биться над скриптами своей программы, а ей хватало лишь беглого взгляда, чтобы дописать пропущенную запятую или точку.

Наше общение на работе переросло в нечто более серьезное, и я осмелился пригласить ее в кафе. Потом мы стали ходить обедать вместе. А потом и проводить вместе выходные. Больше всего мне нравилась в Насте ее прямолинейность и чистота. Она была не такой как девушки, с которыми я встречался раньше. И, конечно же, не такой, как те девицы, что развлекали меня на острове. Даже поцеловать себя она позволила лишь в день, когда я сделал предложение.

Вот тут то и случилось самое странное. Меня словно перемкнуло. Игорь, который тоже пришел в нашу компанию дизайнером, принялся зудеть на тему того, что это все, финал моей жизни. Что ничего уже мне не светит, лишь только бремя семейной жизни. Хотя я был не против такого «бремени», но мысли, посеянные Игорем, буквально бурили мой мозг.

Потом на работе все понеслось каруселью. К нам взяли нового начальника, Кирилла… Степановича… Парень был на год старше меня, но его работы, подписанные Betta-Ikx, я знал, и честно говоря, уважал. Только он, на мой взгляд, был несколько слащав и манерен. Мне с ним работать, а я уже чувствую неприязнь, как бы не сболтнуть чего лишнего. Может еще за помощью идти придется, ведь проектов увеличилось почти вдвое, и если мне нужен отпуск для медового месяца, нужно напрячься.

Настя всячески избегала темы интимной жизни до брака, и это немного напрягало.

Машина сломалась. В мастерской сказали, что запчасти прибудут через недели две, не раньше. А я терпеть не мог ездить на автобусе…

Да и родители укатили куда-то к Черному морю… Впервые без меня.

– Вадик, какой приятный сюрприз! – Вера стояла все в том же сером брючном костюме, а у ног ластился кот Витька. – Неужто снова проблемы?

– И да, и нет, – мялся я.

– Проходи, рассказывай.

По дороге я снова глянул в зеркало. Эх, каким я себя увижу в следующий раз?

– Так что стряслось?

– Я решил жениться.

– Поздравляю, – ведьма закурила папироску. – Значит, ты решил немного расслабиться перед столь важным шагом.

– Да нет же… Просто все так навалилось… Мне бы месяца два… – кого я убеждал?

– Понимаю, понимаю. Что ж, – Вера достала контракт.

– Только я прошу вас, не надо ограничивать меня. Дайте мне быть собой. И начальник у нас новый на работе, сделайте так, чтобы я был с ним повежливей, помягче.

– Без проблем.

– Эх, – я снова полоснул скрепкой палец.

Третья линия крови…

Это был настоящий мегаполис развлечений. Я стоял в белом костюме с бокалом шампанского у черного лимузина.

– Я думаю, тебе здесь понравится. Ты мэр этого города. Деньги, слава, девушки… В общем, приятного отпуска! – Вера рассыпалась неоновыми искорками.

Фейерверк! Фестиваль! Фиеста!

Меня знали все! Люди готовы были целовать ковры, по которым я ходил. Я повышал зарплаты, и безжалостно увольнял привередливых работников. Сажал в тюрьмы, раздавал драгоценности своим любовницам. Управлял личным самолетом и погружался на дно моря с аквалангом. Играл в рулетку и выигрывал когда хотел. Я даже снялся в фильме и устроил концерт с известными рок-музыкантами.

Я потерял счет дням. Праздник все набирал и набирал обороты. Я забыл обо всем, что есть в реальной жизни. Забыл о работе, родителях, друзьях… и даже о Насте.

Вера появилась в образе одной из стриптизерш, которую я боготворил. Щелкнула пальцами, и мир утопии исчез.

Серая комната. Перестук бамбуковых трубок, дым свечей и противное урчанье Витьки. А еще нестерпимый зуд внизу живота. Кроме аромата благовоний в квартире присутствовал душок перегара и вызывающе сладкого запаха одеколона.

– Как прошел отпуск? – Вера оттачивала ногти золоченой пилочкой.

– Вроде неплохо, – я полез в карман, но рука не пролазила, очень уж тесно сидели на мне джинсы. Не мои джинсы… и еще этот зуд.

– Что-то не так?

– Я… Я вам заплатил?

– Не волнуйся, ты заплатил даже больше, чем думаешь.

Я поморщился, но все же голова была чужой, тяжелой и понимать происходящее отказывалась.

– Я, пожалуй, пойду.

– Угу, – ухмыльнулась она. – Виктор тебя проводит.

Кот гневно мяукнул в мою сторону и потопал к входным дверям.

– Спасибо что ли… – язык тоже не сильно то меня слушался.

– Тебе спасибо, – ведьма расхохоталась.

По дороге я все же нашел в себе силы посмотреть в зеркало. Это был совсем не я. Лощеные щеки, тонкой окантовкой бородка, волосы зализаны назад и в ухе сережка. Всегда мечтал проколоть ухо, но боялся, что меня неправильно поймут. Рубашка была из прозрачного шелка, а джинсы на пару размеров меньше… Больше на себя я смотреть не мог, иначе бы меня стошнило.

Я выскочил из злополучного подъезда под издевательское мяуканье Виктора. Бежал что есть силы, так как, судя по часам, опаздывал на работу. Даже переодеться было некогда. Пара пересадок, и я на месте!

На работе моему виду никто не удивился, лишь кто-то крикнул о том, что я молодчина, и программа, написанная для заказчиков, принесет мне как минимум премию. Еще мне всунули папку с каким-то заказом и спросили про планы на завтрашний вечер.

Не знаю я, люди. Не от мира я сего. Ничего понять не могу. Что со мной? Откуда этот ужасный нестерпимый зуд…

Насти почему-то на месте не оказалось. Я подумал, что она взяла несколько выходных на подготовку к свадьбе. Проверить детально программы, написанные мной за последний месяц, я не мог, поэтому решил скинуть все на диск и изучить дома.

В складской комнате как всегда серо и мрачно, единственная лампочка у входа не в силах осветить все как следует. Самое смешное, что никто не проведет сюда новую проводку, а старая на ладан дышит. Я замер у стеллажей, пытаясь среди бесчисленных коробок найти ту, в которой хранились чистые диски.

Меня обняли со спины, и я почувствовал горячее дыхание в шею. Нежный поцелуй… Настя! Я погладил ее по руке… Рука была волосатой… очень волосатой для Насти… да и вообще для девушки. Меня словно кипятком обдало, и я вырвался из объятий.

– Да ну ладно тебе дуться. Я же скучал! – Кирилл недоумевая смотрел на мое испуганное лицо.

В складскую заглянул Игорь, но, заметив нас, хихикнул и поднял руки.

«Простите. Воркуйте голубки, не буду мешать!»

– Приезжай сегодня ко мне… а? Я так соскучился…

Я едва добежал до туалета, чтобы не вырвать где-нибудь в коридорах. Меня мутило от одной мысли о том, что со мной было на протяжении последних месяцев. Хотелось самому упасть в унитаз и смыть себя, свое ничтожное мерзкое существование.

В туалет вошел Игорь.

– Вадим, ты тут?

– Что тебе? – неужели Игорь…

– Что с тобой случилось?

– Этот маньяк ко мне приставал, ты разве не видел?

Игорь рассмеялся.

– А как сам на прошлой неделе на вечеринке гланды ему вылизывал…

– ХВАТИТ!!! – проорал я, прежде чем меня снова стошнило.

– Ну, это твоя жизнь, сам думай. Ты мне, конечно, друг, но я тебя последнее время не узнаю, ты словно с цепи сорвался…

– Игорь не надо, прошу тебя… давай потом…

– Дурак ты! Настьку жалко… А хотя тебе то что!

Игорь ушел, громко хлопнув дверью. До меня, наконец-то дошла истинная причина появления зуда…

Мой дядя был дерматологом в городской больнице, и я к нему до этого только друзей приводил.

– Ну что, допрыгался, кобелек? – рявкнул дядя. – Ничего, вот мать с отцом вернутся, я им расскажу, как ты в их квартиру девиц авоськами привозил.

– Дядя… Это опасно? – сколько его помню, он всегда был резок и груб, хотя с обычными клиентами весьма деликатен.

– Не смертельно, но… В общем пойдешь в аптеку и возьмешь вот эту мазь и купишь таблетки. А лучше тебя закрыть на карантин деньков на двадцать.

– Я не хотел, – едва выдавил я. Хотя в своем фантастическом отпуске я тоже вел разгульный образ жизни, не заботясь о защите. Зачем? Ведь это всего лишь мозг.

– Не хотел он! Любишь кататься, люби и саночки возить…

Домой я добрался на метро за последние деньги. Принял душ, переоделся в нормальную одежду и заказал такси. Я, конечно, сам виноват: «не надо меня ограничивать», вот и сорвался, но зачем же так «повежливей и помягче» относиться к начальнику?

Ну, ничего, сейчас я этой ведьме устрою!

Я звонил долго, упорно не снимая пальца с кнопки. Затем стал стучать ногой!

– Иду, иду! – послышался скрипучий голос.

Я отошел от двери. Нет, вроде не ошибся адресом.

Дверь открыла старуха лет семидесяти, с двойным жабьим подбородком и огромной бородавкой на носу.

– Позовите Веру.

– Какую Веру? – проскрипела старуха.

– Ах, значит, какую Веру! – я оттолкнул старуху и влетел в квартиру.

Я сошел с ума. Планировка та же, и зеркало то же, только мутное и немного треснувшее, а в остальном это было совершенно чужое жилье.

– Помогите! – закричала старуха. – Виктор Семенович! На помощь!

Из кухни выскочил толстый мужичек с кошачьей мордой, держащий в руках огромный хлебный нож. Как я убежал оттуда целым, не знаю! Идти мне было некуда, как только к вам…

– Ты хоть понял, что сделал? – Сергей Николаевич встал из-за стола и прошел к шкафу, стоящему в прихожей.

– Ты душу свою продал… Отдал тело во власть бесов.

– Как это?

– Вот так. А как иначе тело твое могло без разума жить?

– Не знаю, – я посмотрел на Настю. Она стояла, закрыв лицо руками и плакала. – Что же теперь мне делать?

– Отвоевывать тело обратно.

Настин отец достал из шкафчика толстую книгу в черном переплете, и бутылочку с чем-то жёлтым..

– А теперь слушай внимательно, Вадик. Ты позволил бесам жить внутри тебя, и только твое желание избавится от них, сможет тебе помочь.

– В смысле?

– Ты хочешь освободиться от жителей, занявших твое тело?

– Конечно… – почему-то это слово далось с трудом.

– Сатана хотел купить твою душу, но он опоздал, ее выкупил Иисус Своей кровью, и если ты попросишь Христа о защите и свободе…

– Не надо мне его помощи! – вдруг заорал я.

Сергей Николаевич все понял по моему испуганному взгляду.

– Запрещаю тебе, демон!

Я начал хохотать, так дико и неестественно, что мне самому стало страшно. Я хотел остановиться, но не мог.

– Именем Иисуса Христа…

– У нас есть контракт! – с этими словами я провел рукой по воздуху и, словно из огня, появились злосчастные бумаги с тремя кровавыми полосами.

– Этот контракт выкуплен Кровью Христа!

Яркий свет обрушился сквозь стены, и некогда белые листы пожухли и рассыпались прахом! Кто-то внутри меня крепко сжал кулаки и заскрежетал моими зубами.

Священник налил на ладонь маслянистой жидкости и коснулся моего лба!

– Именем Иисуса Христа повелеваю вам, духи нечистые, покинуть тело Вадима! Прямо сейчас! Пошли вон!

Я чувствовал, как контроль над моим телом возвращается обратно ко мне. Не знаю, кто это были и сколько их, но один за другим они покидали моё тело и, обессиленные, выпрыгивали в окно.

От головы, где касалась рука священника, до самых ног спускалась горячая волна живительной силы. Я чувствовал себя свободным, прежним и в то же время новым. Даже ужасный зуд и тот прошел.

– Они ушли? – с надеждой спросил я.

– Да… Но могут вернуться, если ты не укрепишь стены своего внутреннего дома. Самому тебе с ними не справиться, поэтому очень рекомендую завязать дружбу с Тем, Кто выкупил твой контракт.

– Я не против…

– Думаю, Настя тебе сможет рассказать лучше. Тем более без ее помощи я вряд ли бы справился.

Я посмотрел на свою невесту и заметил, что глаза ее полны слез, а губы продолжают молиться. Я подошел ближе и бережно коснулся мокрой щеки.

– Прости меня, если можешь… Я ничего не прошу, и ни на что больше не надеюсь, но если ты не сможешь меня простить…

Она порывисто обняла меня.

– Глупый, я ж люблю тебя.

Я обнял ее и погладил по волосам.

– Ты выйдешь за меня замуж?

– А не захочешь потом «в отпуск»?

– Теперь нет. Просто я раньше не ценил этот мир… Так что, ты выйдешь за меня?

– Я подумаю, – она сквозь слёзы улыбнулась и поцеловала меня в щеку.

В тот же день я пригласил в мой «дом» Того, Кто выкупил мой контракт. Но не как гостя, который бы присматривал за домом, пока я в отпуске, а как Хозяина, Который смог бы сохранить мою жизнь, направляя в самый прекрасный мир. Такой, что даже разум придумать не может.

А спустя два месяца Настя стала моей женой.

Теги: , , , , ,

Написать

Deth's Blog

Мои мысли, мои скакуны…